Наталья Точелинкова и Мария Алексеенко, Женский Консорциум Украины, Киев

A typical advertisement on the streets of Kiev.

Октябрь 2009 г.

Транскипция: Ольга Зелинская

Интервью и редакция: Софи Пинкхэм

Наталья Точелинкова: Работаю я в общественной организации всеукраинской, которая называется Женский Консорциум Украины, которая была основана в 2001 году. Наша организация является сетью, сетевой организацией. Это 32 организации по разным регионам Украины.

Каждая из организаций работает самостоятельно, имеет свои направления деятельности. Но то, что нас всех объединяет – это то, что мы занимаемся установлением гендерного равенства и защитой прав детей.

…Сейчас я работаю, как раз, координатором проекта в рамах прав и возможностей…национального уровня – был проект «Участие женщин в общественно-политической жизни Украины», который поддерживался Американским Посольством в Украине…Второй крупный проект, который мы вели, тоже национального уровня–проект «Равное участие мужчин и женщин в процессе принятия решений». Точно так же он был поддержан Посольством США в Украине, Фондом Демократических Грантов [Democracy Grants Programme of US Embassy to Ukraine – ОЗ].

…У нас два таких направления, мы два вектора для себя определили, но на этом не останавливаемся, конечно. Это противодействие сексизму в рекламе, так как эта тема в Украине достаточно не развита.  Мы находимся на этапе просветительском. Это, Вы знаете, это использование стереотипных образов мужчины и женщины в рекламе, голого женского тела, которое не имеет прямого отношения к товару, который рекламируется. Таким образом, мы эту тему подняли на национальном уровне в Украине, мы проводим дискуссионные клубы по разным регионам, уже во многих регионах провели. [На дискуссии] пытаемся пригласить людей из совершено разных сфер, которые связанны, так или иначе, с рекламой…У нас в Украине есть экспертная комиссия по защите общественной морали. То есть мы, как бы, всех-всех привлекаем и проводим такое обсуждение, которое высвечивается [освещается – ОЗ] во всех средствах массовой информации. Мы поднимаем саму эту тему: насколько морально использование таких образов в рекламе – оголенного женского тела, стереотипов, настолько крепко укорененных.

В Киеве эта реклама она еще не так, не настолько много. Но когда ты приезжаешь в регионы – там просто беспредел.  Негодование оно есть, но обидно, что нет никаких конкретных механизмов, в том числе законодательных, которыми можно было орудовать в борьбе с этим процессом. То есть, мы сейчас понимаем, что сейчас важно понять. Осознание проблемы. А в дальнейшем – уже принимать практические шаги,  чем мы и планируем заниматься, но [это] уже, как бы, следующий шаг.

И второе направление сейчас – это сбор гендерно- дифференцированной статистики. Ситуация такая, что этой статистики очень мало, на самом деле. Официальной статистики мало. То есть, по заказу, конечно, ее можно получить. Но чтоб зайти на сайт и взять публикацию, получить информацию – ее достаточно мало, и, грубо говоря, ее почти нет.

То есть, мы считаем, что невозможно работать в гендерном направлении, если нет реальной статистики, когда ты можешь посмотреть, где наиболее уязвимые места, куда надо направлять финансы, усилия, работу. Чтоб работа такая, разновекторная, не была…

Честно говоря, работа идет достаточно туго, потому что очень сложно найти информацию. В основном наш Государственный комитет статистики не дает этой информации. Ее можно платно заказать. Но, в принципе, «платно» – мы не ставили перед собой такой задачи. Потому что важно понять, что человек может знать, не платя за это деньги. И сейчас мы проводим такой проект.

В конце мы собираемся презентовать такую электронную карту, подготовить, на которой мы хотим изобразить какая ситуация, исходя из статистики, по регионам Украины.  По определенным индикаторам, которые у нас разработаны, мы будем освещать ситуацию. В дальнейшем эту карту мы хотим презентовать нашим органам власти, презентовать средствам массовой информации.

Потому что для журналистов, на сколько я знаю, очень большая проблема – какую-то общую картинку видеть. То есть «гендер», «феминизм» – все у них в кучу перемешалось. А тaк чтоб увидеть реальную ситуацию, что такое реальный «гендер» на практике в Украине – такого нет. И отсюда понятно, откуда такой реальный скепсис у журналистов по этой тематике…

И третье чем мы сейчас занимаемся – мы хотим отослать официальные запросы на потенциальных кандидатов в Президенты Украины. То есть у нас выборы будут в январе…И программы [кандидатов] будут регистрироваться в середине октября. И сейчас мы занимаемся тем, что подготовили официальное письмо от всех 32 организаций – представителей нашей Сети «Женский Консорциум Украины». В этом письме мы задаем несколько вопросов о том, как потенциальный кандидат собирается воплощать идеи гендерного равенства. И так как это выборы Президента, мы писали эти вопросы, исходя из того, какие полномочия лежат на Президенте, за какие аспекты он может отвечать.

Мы хотим узнать, как относится кандидат к гендерным вопросам. Как он собирается над ними работать. Имеет ли он вообще хоть какое-то понятие, что такое существует, потому, что, возможно, некоторые из них и слухом не слышали, что такое есть. Так же мы к этому письму прикрепляем информацию о наших организациях, и предлагаем свою помощь консультационную. Понятное дело, что на безплатной основе. То есть, если кандидат хочет, или в его штабе хотят получить кaкую-то информацию, мы готовы эту информацию дать.

Этот проект направлен не только на то, чтоб узнать, сделать какой-то рейтинг – смысл не в том. Мы хотим, чтоб люди  которые идут на выборы, и женщин там не только половина, а фактически большинство нашего населения, знали, каким образом кандидат собирается беспокоиться об их специфических вопросах, которые касаются их пола больше, чем большинство общих вопросов. Это такая возможность повлиять на кандидатов. Не только их спросить, но заставить их или их штабы, политтехнолога, задуматься, что есть такие вопросы. Пусть они даже задумаются с точки повышения [количества] своего электората, но таким образом мы сможем больше влиять на их заинтересованность в гендерных вопросах…

Мы проводим тренинги для молодежных ветвей политических партий…это очень интересная и перспективная работа…молодые люди мыслят достаточно прогрессивно. Работая с ними, есть намного больший результат, чем при работе с людьми, которые укоренились в своих взглядах при восприятии гендерных вопросов.  Они [молодые люди] открытые, они впитывают информацию, это люди, которые завтра будут стоять, дай Бог, на уровне принятия решений. И они свои идеи смогут воплощать. Это то, что нам надо. Плюс ко всему, они открытые, они считают, что Украина стремится к демократии, стремится к евро интеграции, но в части гендерного равенства в стране – это обязательное условие. То есть мы, наша страна еще этого не осознает, но вся международная общественность это прекрасно понимает.

У нас даже есть некоторые проекты, которые завозятся в Украину, иностранные проекты, и это не социальные, это бизнес-проекты. И мы имеем возможность встречаться с тем, что эти проекты имеют гендерные компоненты. Они интересуются тем, как будут воплощаться эти гендерные идеи.

[По поводу Тимошенко] По-нашему, исходя только из наших наблюдений, исследований мы в этой сфере не проводили, Тимошенко является женщиной, которая гендерными вопросами особо не опекается. Исходя из того, когда делали подсчеты гендреных вопросов в партиях, сколько женщин находится в какой политической партии, то партия Юлии Тимошенко – она далеко не в первых рядах. Она в конце находится по количеству женщин в партии. В конце, не в первых рядах. Как партия, которая женщиной возглавляется.

Софи Пинкхем: А по-Вашему какая разница между молодыми девушками, и женщинами сейчас в Украине, и старыми… Как они понимают роль женщины, или как они понимают гендер, или гендерное равенство?

Наталья Точелинкова:   Из своих наблюдений, например, а у меня достаточно широкий круг общения, просто девушки совершенно разные. Некоторые живут по стереотипным восприятиям – рано выйти замуж, родить детей, зависимость материальная от мужа. То есть это есть. Есть девушки, которые, с нашей точки зрения, прогрессивно мыслят. Которые цели достигают… а потом семейные отношения, либо семьи, где [установлено] гендерное равенство, там нет такого перевеса…Конечно, есть тенденция, считается, что молодежь более «продвинутая» в гендерном восприятии. Менее стереотипно мыслящая, менее традиционно мыслящая. Исходя из жизненной практики – я встречаю людей совершенно разных. Такой какой-то тенденции не наблюдала.

Мария Алексеенко: Так же как в нашей Сети. У нас есть девушки молодого возраста, есть старшие. Возрастных особенностей я бы не стала проводить. То как люди воспринимают информацию, это да. Старшие люди менее открыты. Молодые – более flexible.

Софи Пинкхем: По-вашему, как роль женщины менялась после того как Украина стала независимой? После Советского союза?…

Мария Алексеенко: Единственное что – в Советском Союзе был декларативно .. абсолютно, гендерный баланс. То есть, полное равенство, и даже представительство во власти было больше чем сейчас…Ну, насколько действительно роль была в принятии решений, насколько влияние было большое – это под вопросом. А в [отношении] представительства, на бумаге у нас было большее равенство. Сейчас, может быть, реальную ситуацию мы можем увидеть относительно влияния и роли женщины, когда .. по представительству реальную. С другой стороны, мне кажется, и тогда, и сейчас, роль активная женщины сохраняется.

Наталья Точелинкова: …Я во времена Советского Союза еще маленькая была [смеется]…Ну, и Мария тоже, понятно. Из того, что я читала, например, то гендерное равенство предполагало то, что … тройная загруженность женщины. Женщины приветствовались на работе. Женщины приветствовались в семье, «хранительница очага». И так далее. И это тоже называлось гендерным равенством. Сложно сказать, [что лучше] – дать женщине делать все, все права, и при этом такая двойная или тройная загрузка, или… По этому понятие «гендерное равенство» – у понятия специфическое восприятие. Мне кажется, мы не это имеем в виду под «гендерным равенством».

Софи Пинкхем: Вы можете немного рассказать о себе? Как Вы начинали эту работу?

Наталья Точелинкова: Получается так, что я, когда училась в институте, просто помогала Консорциуму делать некоторые переводы, а потом очень понравилось [то], чем занимается организация и они мне предложили начать здесь работать, и я сразу согласилась. Когда я в институте еще училась, я писала работы – дипломные и курсовые работы о том, что касалось гендерного равенства, социализации молодежи, политических разных аспектов. И потому, соответственно, работа здесь и то, чем я занималась в институте, это получилось достаточно переплетено.

Софи Пинкхем: По-вашему – какие самые главные проблемы для женщины в Украине в этот момент? Социальные проблемы…

Мария Алексеенко: Перечень этих вопросов может быть разным для каждой женщины. Потому что Украина большая.  Большая региональная разница. Большая разница если женщина из города, или женщина из сельской местности. То есть, если в городе гораздо большие возможности, то в сельской местности недостаток информации, и женщина себя, соответственно, воспринимает как …совсем по-другому. Доступ к услугам, получается, тоже различный. Если в городе ты имеешь доступ и к медицинским, и к социальным услугам, то в сельской местности это – надо женщине ехать для того, чтобы пройти тот же анализ… тестирование на маммографе, надо ехать в областной центр. То есть, совсем разные [проблемы] у каждого…

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: